09 июня 2008, 10:46

Отечественным животноводческим хозяйствам не удастся избежать массовых банкротств, если федеральный центр не окажет срочную поддержку предприятиям мясной промышленности

Перед новгородским агропромышленным холдингом «Адепт» жестко стоит вопрос, удастся ли сохранить собственное поголовье свиней, а тем самым и возможность выпускать качественные продукты из свежего мяса или придется по примеру подавляющего числа отраслевых собратьев переходить на импортное сырье глубокой заморозки.

«Адепт» не назовешь маломощной или неопытной компанией – это крупная вертикально интегрированная структура, включающая в себя все технологически необходимые звенья, начиная с поля, где выращиваются корма для животных, и заканчивая прилавком, на который поступает произведенная продукция. Холдинг является крупнейшим в Новгородской области производителем и переработчиком мяса. Свыше 74% свинины (более 7 тыс. тонн в натуральном выражении), реализуемой местными сельхозпредприятиями, приходится на долю «Новгородского бекона», структурного подразделения «Адепта». Другое его подразделение, «Великоновгородский мясной двор», занимает 55% регионального рынка мясопродуктов.

Казалось бы, структура холдинга обеспечивает вертикали необходимую устойчивость, надежно защищая компанию от передряг на каком-то одном или даже нескольких рынках. Увы, почти троекратный рост цен на зерно весьма драматично сказался на положении российской мясной промышленности, и без того далеко не блестящем. Что же касается основной массы менее крупных, чем «Адепт», животноводческих хозяйств, то для них проблема выживания приобрела поистине шекспировский накал.

Рынок – лучший навигатор

Новгородский агропромышленный холдинг создавался на протяжении 16 лет, но, если верить руководству «Адепта», нет ничего более естественного, чем создать группу компаний, – вертикально интегрированная структура сложилась по логике развития бизнеса.

Старт пришелся на период тотального дефицита и бартера. Начали, как и многие в ту пору, с розницы, обеспечивающей максимально быстрый оборот финансовых средств. В поддержку собственной торговой сети занялись оптовыми поставками охлажденного мяса: свинину и баранину везли из Молдавии, говядину – с Украины, меняя на комбикорма и всякую всячину, ходовую у братьев по Союзу.

Поскольку «охлажденку» предлагали немногие, она пользовалась огромным спросом не только в розничной сети, но и среди мясоперерабатывающих предприятий. Довольно быстро «Адепт» приобрел статус крупного игрока, обеспечивающего свежим мясом весь российский Северо-Запад. Потом отгружать популярный товар стали и в другие регионы, вплоть до Хабаровска и Владивостока.

Колоссальным был спрос и на мясопродукты, которые компания поставляла на прилавки своих магазинов в основном от столичных переработчиков: местных мощностей не хватало. Далее классика жанра – благоприятная конъюнктура рынка плюс высокая рентабельность розницы привели акционеров компании к решению создать собственное производство по переработке мяса.

Свою первую партию продукции новорожденный колбасный цех выпустил в августе 1996 года, его производительность составляла всего 2 тонны в смену. Но через год мощность цеха довели до 10 тонн, еще значительнее увеличить выпуск продукции мешали только стены: колбасу, выпускавшуюся по «застойным» ГОСТам, расхватывали как горячие пирожки, хотя она была отнюдь не дешевой.

Грянувший дефолт лишил компанию 75% активов, финансовый кризис докатился и до Молдавии – за пару месяцев в республике обанкротились 24 мясокомбината. Там стали вырезать скот, мясо вывозилось эшелонами. Но потом его вовсе не стало, и «Адепт», переживший второе рождение, два года работал с польской и финской свининой, прекрасно понимая, что чужое сырье не обеспечит привычный, с детства знакомый вкус колбасе и прочим мясным продуктам.

Вопрос о создании собственного животноводческого хозяйства не потребовал долгих дискуссий. Руководители компании вместе со специалистами просто объехали полтора десятка стран Европы и Америки, знакомясь с тамошним производством. Уровень технического и технологического оснащения иностранных комплексов, безусловно, поражал. Генеральный директор агропромышленного холдинга Геннадий Нисанов признается: конечно, возникали опасения, что не получится создать нечто подобное и в России, но такие мысли адептовцы от себя гнали.

Вскоре нашлась и подходящая для реализации амбициозного плана производственная площадка – свиноводческий комплекс близ Великого Новгорода. За шесть лет, прошедших с момента признания этого хозяйства банкротом, оно так и не смогло обрести толкового собственника. Люди продолжали работать, не надеясь когда-нибудь получить зарплату. Трудились, лишь бы сохранить свиней, давая им на корм силос, смешанный с торфом. Когда учредители компании «Адепт» первый раз увидели этих животных, то просто оцепенели, а Нисанов назвал их овчарками: от холода и голода свиньи обросли шерстью.

Хозяйство продали «Адепту» за символическую цену, но с жесткими условиями: за три года инвестировать в производство не менее 3 млн долларов, сохранить специализацию комплекса и коллектив численностью 350 человек. КУГИ ежеквартально контролировал выполнение обязательств новым собственником, но вряд ли именно чиновничий контроль подвиг компанию к покупке техники, оборудования, партий породистых свиней. Сегодня здесь трудится свыше 600 человек, а суммарный объем инвестиций превысил 6 млн долларов.
Step by step

С приобретением свиноводческого комплекса от «Адепта» отпочковалось еще несколько новых самостоятельных производств. Во-первых, были необходимы качественные и недорогие комбикорма, а продукция комбикормового завода не слишком соответствовала этим критериям. Поэтому пришлось в срочном порядке строить собственный завод. С участием московских проектировщиков его возвели всего за девять месяцев, с вводом производства в эксплуатацию почти сразу ощутимо улучшился показатель рентабельности.

Во-вторых, нужно было создавать собственное породистое поголовье свиней. Чистопородных животных закупали в Канаде. Племенная ферма с немецкой технологией выращивания молодняка обошлась компании в 150 млн рублей. Она буквально нашпигована электроникой, поэтому работают тут всего шесть человек. Теперь племенная ферма – предмет гордости руководителей компании и зависти тех, кто приезжает знакомиться с опытом «Адепта».

По мере того как прирастало поголовье, потребовался убойный цех. Вариантов было немного: или строить самим, или купить готовый. Поиски привели коммерсантов на основательно захиревшее предприятие «Новгородский мясной двор», принадлежавшее Роману Абрамовичу. В составе «Двора» такой цех имелся, правда он не использовался уже свыше 15 лет, все оборудование за ненужностью давно сдали во вторчермет. Под замком стоял также колбасный цех, действовала единственная линия, выпускавшая консервы для поставок в Госрезерв. Но в целом это типичное производство советского образца позволяло выпускать до 17 тыс. тонн мясной продукции в год.

Выяснилось, что собственник готов продать «Адепту» не только отдельный цех, но и все предприятие. Специалисты просчитали стоимость строительства такого цеха в «чистом поле» с подведением инфраструктуры и порекомендовали руководству компании купить застойного монстра. После переговоров с представителем Абрамовича сделка состоялась.

«Адепту» снова пришлось поднимать предприятие из разрухи. Сегодня здесь обустроен высокомеханизированный убойный цех с австрийским оборудованием, запущен и ритмично трудится цех колбасный, выпуская в смену около 1 тыс. тонн колбасы и деликатесов. Но реконструкция продолжается. По словам Геннадия Нисанова, технологию решено довести до совершенства, цех планируют оснастить самым современным (даже по западным меркам) оборудованием.

Пока мощности «Великоновгородского мясного двора» удается задействовать только на 60%, для большей загрузки не хватает сырья. Безусловно, можно было бы закупать скот у населения, благо в деревнях рады зарабатывать на этом. Но развитие крестьянских подворий сдерживает отсутствие налаженной системы заготовок. Своих заготовителей имеет только Новоблпотребсоюз, других предложений на этом рынке услуг попросту нет. Не так давно региональная власть предложила «Адепту» занять эту нишу, компания согласилась и уже к концу текущего года намерена ощутимо увеличить закупки скота у населения и всех категорий хозяйств.

Загрузить перерабатывающее производство позволит также планируемый «Адептом» рост собственного поголовья крупного рогатого скота. Сегодня у холдинга имеется 1,5 тыс. «говяжьих» голов, доставшихся ему вместе с обанкротившимся свиноводческим комплексом. А будет в 10−15 раз больше, поскольку в России говядина в дефиците, в производстве же колбас она и вовсе необходима. Вот и хочет «Адепт» развиваться в этом направлении, считая его перспективным.

Не исключено, что и кроликами придется заниматься. Один из крупнейших игроков на рынке детского питания предложил новгородскому агропромышленному холдингу создать на его мощностях производство детских консервов класса «премиум». Руководители «Адепта» сочли предложение интересным и начали переговоры с фермерами региона, выращивающими кроликов. Фермеры готовы поставлять «Адепту» диетическое мясо, при условии что компания поможет им с приобретением маточного поголовья и обустройством ферм.

Зерно пока в минус

Наименее очевидное с точки зрения прибыльности направление деятельности холдинга – это выращивание зерна. «Наши специалисты года полтора изучали тенденции российского зернового рынка, – рассказывает Нисанов. – Знакомились с опытом лучших хозяйств Литвы, Белоруссии. Что поразило? Уверенность литовцев в том, что, засеяв гектар, они твердо могут рассчитывать на 550 евро государственной дотации. Мы, конечно, понимали, что нам рассчитывать особо не на что, но, вникнув в суть интенсивных технологий выращивания зерна, все-таки решили взяться».

У холдинга «Адепт» не возникло особых проблем с приобретением 10 тыс. га земли в близлежащих к областному центру районах. Значительная часть полей – целина, заросшая кустарником и мелколесьем. Компания решила начать освоение залежных земель с 2 тыс. га. Специалисты подсчитали, что в первый год зерна дешевле 10 рублей за килограмм не получить, учитывая большой объем работ по окультуриванию полей, троекратно выросшую стоимость семян, двукратно – удобрений и на треть подорожавшее горючее. Лишь на второй год себестоимость выращенного самостоятельно килограмма зерна может составить 6−7 рублей.

Между тем уже сейчас за 1 кг зерна приходится выкладывать 10 рублей (еще недавно – 3,5 рубля). Это не просто значительно увеличивает себестоимость свинины, а делает ее производство убыточным. Выходит, 42 тыс. свиней из принадлежащего «Адепту» поголовья интенсивно «подъедают» доходы, которые зарабатываются в других подразделениях холдинга. Так стоило ли вообще затевать зерновой бизнес, если он ни на йоту не облагородил экономические показатели свиноводства?

Аналитики уверенно прогнозируют дальнейший рост зернового рынка. «Если мясо приносит убытки, должны же мы на чем-то зарабатывать, чтобы вернуть кредиты банку? Несмотря на льготную ставку, они весьма солидны, возвращать их придется еще десять лет. Есть, правда, пессимистический вариант: забить скот, закрыть «Новгородский бекон», отдать банку недвижимость, находящуюся у него в залоге. Но кто от этого выиграет?» – говорит Геннадий Нисанов.

Нисанов надеется на оптимистическое развитие ситуации на рынке мясопродуктов. И верит в заинтересованность и поддержку региональной власти. Ведь это она убедила местных аграриев увеличить зерновой клин в три раза, до 20 тыс. га, вполне справедливо полагая, что единственный способ противостоять росту цен на зерновом рынке – это перейти на свои, менее дорогие корма.

Гораздо больше беспокоит главу холдинга, что проблема выживания заставит отказаться от сырья собственного производства и, как восемь лет назад, вынудит перерабатывать импортное мясо.
Парадоксы до коллапса доведут

Аграрная отрасль – самый проблемный сектор экономики Новгородской области. Если в целом по России сельское хозяйство динамично растет вот уже на протяжении семи лет, то в этом субъекте федерации большинство показателей агропрома демонстрирует отрицательную динамику. Так, из 478 тыс. га пахотных земель обрабатывается едва ли половина, ежегодно с карты региона исчезает до полутора десятков деревень. Поголовье крупного рогатого скота уменьшилось с 350 тыс. голов до 50 тыс. Губернатор Новгородской области Сергей Митин ставит перед отраслью весьма амбициозную задачу – чтобы ее вклад в валовой региональный продукт составлял не 8%, а в разы больше.

Однако переломить ситуацию в той же мясоперерабатывающей отрасли усилиями одной региональной власти едва ли получится. «Парадоксально, но предприятиям, перерабатывающим импортное мясо глубокой заморозки, сегодня созданы экономически более благоприятные условия, чем тем, кто работает с сырьем собственного производства», – говорит вице-губернатор Новгородской области Александр Филиппов, курирующий аграрный сектор экономики.

Многие государства поддерживают своих сельхозпроизводителей, не секрет, что в себестоимости свинины дотации могут занимать до 40%. Господдержка отечественных свиноводов куда скромнее, объем получаемых ими дотаций почти в четыре раза меньше, чем в любой европейской стране. Неудивительно, что с середины 2006 года производство свинины в России является убыточным, а по мере роста цен на зерно убытки вообще стали нарастать как снежный ком. Вполне логично, что большинство компаний, работающих на российском рынке мясопродуктов, предпочитают иметь дело с импортным сырьем: проще, надежнее, прибыльнее. Минсельхоз бьет тревогу: в страну ввозится до 40% общепотребляемого объема свинины и 65% – говядины, в то время как пороговым значением импорта для продовольственной безопасности любого государства считается 20%.

Не только новгородские чиновники, но и аграрии, в частности Геннадий Нисанов, неоднократно обращались в правительство РФ с просьбой как-то повлиять на негативную ситуацию. В качестве мер предлагается ограничить ввоз импортного мяса, усилить государственное участие в производстве аграрной продукции и др. Но воз и ныне там. Ведь за продовольственную безопасность страны отвечает Минсельхоз, а за ввозные квоты и пошлины – Министерство экономического развития и торговли (МЭРТ).

«Мы давно требуем (подчеркну: именно требуем), чтобы функции регулирования внешнеэкономической деятельности, связанные с продовольствием, были переданы Минсельхозу, отвечающему за продовольственную безопасность России, – говорит Александр Филиппов. – Если в ближайшие два-три месяца ситуация на мясном рынке страны не изменится, то начнутся необратимые процессы. Если называть вещи своими именами, мы стоим на пороге коллапса российского животноводства, обвальных банкротств».

По словам Александра Филиппова, именно серьезность положения мотивировала губернатора области Сергея Митина, занимавшего до августа прошлого года пост заместителя министра сельского хозяйства России, обратиться к руководству своего же бывшего ведомства с телеграммой. Суть обращения – просьба принять срочные меры по спасению животноводческой отрасли региона.

Вместе с тем региональная власть наверняка понимает, что может и не дождаться от власти федеральной скорых решений. На этот случай у новгородцев заготовлен план. «Мы будем, – говорит Александр Филиппов, – дотировать производство мяса в регионе. Безусловно, наша область, несмотря на значительный рост бюджетных доходов (почти на 44%), не в состоянии обеспечить аграриям столь же внушительную поддержку, как в странах – импортерах мяса. Тем не менее даже более скромное бюджетное участие улучшит экономику животноводческой отрасли. Губернатор готов пойти на это при условии получения бюджетом дополнительных доходов».

Эксперт

Также в разделе:

Новгородская область: В Батецком районе создана новая ферма, число голов планируют довести до пятисот...

В Новгородской области сократилось поголовье крупного рогатого скота...

В Новгородской области выросло производство мяса, молока и яиц...

В трёх районах Новгородской области хотят отстрелять всех кабанов...

Новгородская область: «Докторская» и «Краковская» от новосибирских производителей оказалась фальсификатом...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



 

Горячее предложение